От первого лица , Башкортостан ,  
0 

«Нам необходимо создать инфраструктуру для раздельного сбора отходов»

«Нам необходимо создать инфраструктуру для раздельного сбора отходов»
Интервью с министром природопользования и экологии РБ Ниязом Фазыловым

В программе «Интервью» на РБК-ТВ УФА министр природопользования и экологии РБ Нияз Фазылов рассказал о крупных экологических проектах в республике, ликвидации несанкционированных свалок, развитии отрасли вторичной переработки и поддержке предпринимателей, работающих в этой сфере.

— Одно из знаковых событий, которое ожидают общественники и экологи в Башкирии, — это начало санации территории ОАО «Уфахимпром». На какой стадии сейчас находится реализация этого проекта?

— Вопрос рекультивации или санации территории, загрязненной бывшими производственными цехами, действительно стоит уже давно. В 2022 году силами Министерства природопользования и экологии РБ, администрации Уфы, управления Росприроднадзора РБ проведен анализ всей загрязненной поверхности. Была выполнена большая работа по кадастрированию земельных участков, которые находятся на данной территории. Росприроднадзор и Роспотребнадзор провели более 2000 измерений и испытаний.

1 ноября 2022 года Министерством природных ресурсов РФ подтверждено, что площадь загрязненной территории «Уфахимпрома» составляет 116 га. В настоящий момент Министерством природопользования и экологии РБ направлено обращение в адрес президента РФ о том, чтобы определить единственного поставщика для работ по санации данной территории.

— Предварительная работа заняла очень большое время. Когда начнутся работы на площадке и кто будет этим заниматься?

— Программа включена в нацпроект «Экология» и федеральный проект «Генеральная уборка». После определения единственного поставщика начнутся работы по проектированию и ликвидации данного объекта. Ожидаем, что к проектированию в 2023 году мы все-таки приступим.

— Ранее правительство страны решило продлить работу устаревших свалок на три года. Насколько нам известно, несколько полигонов ТБО в республике подходят под эти критерии. Какова их совокупная площадь?

—У нас было три объекта, которые попали в данный перечень, им было разрешено эксплуатироваться до 1 января 2023 года — это село Акберда Альшеевского района, поселок Красноусольский Гафурийского района и село Юмагузино Кугарчинского района. В настоящий момент региональные операторы не видят необходимости в эксплуатации двух объектов, еще по одному объекту, в Юмагузино, нам направлено ходатайство о продлении до конца 2023 года. Это было сделано только для того, чтобы минимизировать транспортное плечо до ближайших полигонов.

Я напомню, что это не свалки: это полигоны или объекты захоронения отходов, которые по тем или иным причинам не получили разрешительную документацию. Первоначально при сборе заявок были очень жесткие требования, и поэтому только три объекта в Республике Башкортостан смогли быть включены в данный перечень.

— Интересна судьба полигона в Черкассах. Подходит ли он под критерии?

— 3 июня 2022 года был издан приказ Росприроднадзора об исключении полигона в Черкассах из государственного реестра объектов размещения отходов, так называемого ГРОРО. Это легитимные объекты, которые имеют право работать. По нашей информации, администрация Уфы и МУП «Спецавтохозяйство г. Уфы» оспорили это решение. Пока действие данного приказа приостановлено, но при этом могу сказать, что министерство экологии и правительство РБ обращают внимание, что если данный объект будет выведен из эксплуатации, взамен будут подобраны альтернативные потоки. Это не говорит о том, что Уфа столкнется с мусорным коллапсом. Потоки отходов из Уфы будут направлены на близлежащие полигоны.

Естественно, возникает вопрос транспортной нагрузки для регионального оператора: Черкассы расположены в пределах 5-7 километров от города, и это действительно самое маленькое транспортное плечо. При этом Министерство природопользования и экологии РБ выходило с инициативой придать статус временной площадки накопления до трех лет. Также в последние несколько лет прорабатываются возможные варианты реализации крупного инфраструктурного проекта в уфимской агломерации: в недавний приезд руководителя Российского экологического оператора Дениса Буцаева мы обсуждали возможность реализации крупной концессии в уфимской агломерации, которая в ближайшие несколько лет позволит решить этот вопрос, построить современный комплекс по сортировке и переработке отходов и таким образом минимизировать захоронение.

Сейчас в эту работу включилось правительство РБ, и я надеюсь, что если мы выйдем на подписание концессионного соглашения в первом квартале 2023 года, то к концу года у нас завершится проектирование, а в 2024-ом уже начнется стройка. Что касается объема инвестиций, все зависит от мощности комплекса. По нашим оценкам, в проект потребуется вложить 3–5 млрд рублей.

«Нам необходимо создать инфраструктуру для раздельного сбора отходов»

— Сколько несанкционированных свалок удалось ликвидировать в республике в этом году?

— В 2019 году их насчитывалось более 3,5 тыс. Это крупные сельские свалки, которые находились рядом с каждым населенным пунктом. Планомерная работа по их ликвидации велась ежегодно как силами муниципалитетов, так и силами региональных операторов. В настоящий момент таких свалок насчитывается 888, уже 70% данных свалок ликвидировано, рекультивировано либо укрупнено. Следующим этапом должно стать включение части этих крупных свалок в национальный проект «Генеральная уборка». У нас есть указ Главы РБ № 310, в соответствии с ним до 2024 года должны быть ликвидированы все несанкционированные свалки.

— Сколько мусоросортировочных и перерабатывающих комплексов работает сейчас на территории республики? Какой объем отходов они берут на себя?

— Ежегодно в республике образуется 1,1 млн тонн отходов, из которых сортируется 44%, все остальное идет на полигон. Из отсортированного объема лишь 5,4% идет на переработку. Конечно, это невысокие показатели, нам есть к чему стремиться.

Что касается мусоросортировочных комплексов, в республике их 21, по тем или иным причинам функционируют 15, которые загружены менее чем на 40%. Это связано с разными причинами: где-то инвестор оказался несостоятельным, где-то региональный оператор умышленно не направлял отходы, у кого-то были вопросы с лицензией на данный вид работ. Мы сейчас приступили к большой инвентаризации всех этих объектов: есть вопросы к небольшим сортировочным комплексам, которые, к сожалению, не позволяют нам достичь показателей нацпроекта либо не извлекают тот объем вторичных материальных ресурсов. Наша задача — сортировать не менее 50%. Здесь есть ниша для развития как региональных операторов, так и внешних инвесторов.

Я думаю, что мы завершим инвентаризацию к концу первого квартала текущего года. Могу сказать, что сортировочные комплексы в республике есть, но качество их работы нас не устраивает.

— Как будет строиться дальнейшая работа с нерадивыми регоператорами?

— Каждый региональный оператор работает в соответствии с законодательством и нормативными правовыми актами. Я не могу сказать, что у нас все регоператоры работают отлично, но количество жалоб на их работу постепенно снижается, меняется и структура обращений. Первоначально, когда начиналась так называемая мусорная реформа, жители спрашивали: за что мы платим, почему мы столько платим? Сейчас вопросы другие: просят установить контейнерную площадку для раздельного сбора, жалуются на несоблюдение графика.

— Республика проводит очень большую работу по закупке мусорных контейнеров для раздельного сбора отходов. Насколько осознанно население к этому подходит? Готовы ли жители сортировать мусор?

— Я не готов давать оценку готовности населения сортировать отходы. Нам в первую очередь необходимо создать инфраструктуру. Конечно, экологическое просвещение населения с каждым годом растет. Дети, школьники, студенты активно присоединяются ко всевозможным экологическим акциям. Взрослое население не всегда активно идет на то, чтобы разделять твердые коммунальные отходы, потому что не всегда понятно, что за этим следует. Я лично и мои коллеги относимся к этому очень аккуратно: необходимо, чтобы прошло определенное время. Люди должны в первую очередь привыкнуть к инфраструктуре, а уже во вторую очередь — научиться правильно сортировать ТКО. У нас есть города-лидеры, где население активно включается в этот процесс. Где-то бизнес это подстегнул, где-то есть экологические волонтеры и общественные организации, которые продвигают культуру сортировки. Сейчас идет только первый этап создания инфраструктуры. Следующим этапом будет развитие экологического просвещения и волонтерства. Мы стремимся к тому, чтобы был раздельный сбор везде.

Самая главная цель раздельного сбора — это минимизация нагрузки на полигоны. Если бы раздельный сбор был в Уфе 20 лет назад, мы бы сейчас не обсуждали вопросы закрытия полигона в Черкассах.

— В республике появились частные пункты приема вторсырья. Сейчас они оказались в не очень выгодном положении из-за санкций и из-за снижения стоимости ресурсов. Министерство природопользования и экологии планирует как-то поддержать их?

— Те предприниматели, которые занимаются установкой пунктов приема вторичных материальных ресурсов, они не новички в рынке. Они точно понимают, что можно дальше сделать с этими вторичными материальными ресурсами, и этот рынок крайне волатилен. Естественно, дальнейшая переработка вторсырья — это сложно и затратно. Конечно, мы этих предпринимателей знаем, ориентируем на то, чтобы они работали без посредников с региональными операторами, участвовали в различных экологических акциях, привлекали население. Но напомню, что до сих пор не принят федеральный закон о расширенной ответственности производителей — когда в каждой стоимости упаковки будет заложен сбор за переработку или утилизацию вторичных ресурсов.

Я сторонник того, чтобы этот сбор был быстрее введен. Есть споры о том, что стоимость товаров вырастет, но при этом мы сможем решить глобальную проблему по переработке этих отходов. Конечно, бизнес по сбору вторичных материальных ресурсов не совсем, на мой взгляд, рентабелен в данный момент. Мы совместно с предпринимателями ищем пути выхода из этого положения, говорим о том, что необходимо продвигать эту сферу. Существует довольно много мер поддержки, в том числе для переработчиков вторичного сырья. Не все об этом в курсе, но, может быть, сейчас некоторые предприниматели уже начали «поворачивать лицом» к данным мерам поддержки.