От первого лица , Башкортостан ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Венер Гимазетдинов — об инвестициях в спорт и развитии бизнеса

Интервью основателя проекта «Астра — Территория спорта» о развитии государственно-частного партнерства в сфере физической культуры и о больших победах маленьких спортсменов

К 2024 году каждый второй новый спортивный объект в России планируется создавать с привлечением частных инвестиций. Согласно стратегии Минспорта РФ, в стране значительно увеличится количество ледовых арен и физкультурно-оздоровительных комплексов, при этом строиться они будут в рамках ГЧП. На поддержку таких проектов из федерального бюджета планируется выделять более 3 млрд рублей ежегодно. Насколько бизнесу интересны инвестиции в спорт, насколько это перспективно, в программе «Дело» на телеканале РБК-ТВ Уфа рассказал генеральный директор компании «Промтехстрой», основатель проекта «Астра — Территория спорта» Венер Гимазетдинов.

— Венер Альтафович, вы включились в инвестиции в спортивные проекты уже достаточно давно. Чем привлекло вас это направление?

— Наша «Территория спорта» — это три гектара земли в центре города, бывшая площадка железобетонного завода. Когда встал вопрос о том, чтобы вынести цеха, мы купили землю в Черниковке и думали, чем же заняться на освободившейся территории? Конечно, было бы интереснее построить там дома, заработать много денег и спокойно встретить старость. Но это не по мне, не по нашей компании. Мы хотели запустить какие-то социальные проекты.

Было несколько идей. Мы решили попробовать батутный центр Fly Park, он очень хорошо себя зарекомендовал, а потом решили развивать это направление. И сразу вокруг нашей площадки появились люди, которым стал интересен этот вид коммерции. Дело пошло: у нас появилась гимнастика, начал развиваться бокс, сейчас уже представлены 14 видов спорта.

В прошлом году мы решили построить большой манеж, который объединил в себе футбол, волейбол, баскетбол, гандбол. Построили, а после замахнулись на самый серьезный для нас проект с точки зрения инженерной мысли — хоккейную площадку. Оказывается, в нашей хоккейной республике огромная нехватка льда. Мы это понимали, к нам очень много обращалось и хоккеистов бывших, и организаторов. Здание у нас подошло по размерам, мы его полностью переформатировали, и у нас получилась площадка размером 26×60, по канадскому стандарту.

Буквально 15 дней назад мы запустили арену в режиме технического открытия, сделали небольшой детский турнир, к нам приехали гости из Челябинска, Самары, Оренбургской области, участвовали воспитанники ХК «Салават Юлаев». Турнир был очень ярким, красивым, мы получили большое удовольствие. В финале встретились, как и положено, «Трактор» и «Салават Юлаев», но по буллитам одержал победу «Трактор». Мы и дальше будем проводить различные мероприятия, чтобы у нас был такой спортивный лифт, чтобы эти мальчишки, которые играют у нас, могли бы планомерно переходить в главную команду нашей республики. Мы хотим развивать и другие виды спорта: собрать небольшую футбольную школу, может быть, фигурное катание.

— У вас получилось своего рода частное министерство спорта. Как вы смотрите на то, что государство хочет отойти от собственно финансирования спортобъектов и передать их в частные руки?

— Я думаю, что государство должно очень плотно работать в системе ГЧП. Потому что это выгодно и самому государству, и всем людям, которые вкладывают деньги в спорт. Я примерно могу сказать: хоккейная арена в определенных городах стоит от 500 млн до 1 млрд рублей. Да, за строительство платит государство. Но потом ее же содержать надо — и государство содержит. Небольшая хоккейная школа обходится нам где-то в 30 млн рублей. Это тоже надо содержать. Но мы не просим денег. Мы говорим: дайте нам возможность как-то окупить этот проект.

Сейчас частные проекты в спорте практически неокупаемы. Да, они функционируют, они дают какую-то выручку, но не более того. Срок окупаемости наших объектов – от 25 лет и выше. Я не думаю, что люди готовы вкладываться в такие тяжелые проекты. Эту сферу надо оживить.

Мы не жалеем о том, что создали. Да, мы вкладываемся, но мы понимаем, куда вкладываемся. Многие могут посмеяться над этим, я понимаю, но на самом деле мы во главу угла сейчас вообще не ставим какой-то большой доход.

Психология у нас такая: хочется сделать что-то хорошее. Это очень тяжелые проекты, и мы пока не видим систему работы с государством. И государство тоже не понимает, как нам можно помочь.

— В 2021 году на развитие физкультуры и спорта в России было направлено 64,67 млрд рублей. В следующем будет выделено 60 млрд, а в 2024 – только 41 млрд. Если мы понимаем, что на поддержку ГЧП-проектов будут выделять более 3 млрд рублей ежегодно, а одна ледовая арена может стоить до миллиарда рублей, не слишком ли мало этого финансирования?

— Это вообще ни о чем. Когда уменьшается доля государства в бюджетировании, вроде как появляется карт-бланш для коммерсантов, которые вкладывают в спорт. Должны появляться равные условия. Я не думаю, что люди будут вкладываться в какие-то большие проекты. Конечно, небольшие спортивные залы будут работать, в районах это будет правильно. Если бы три миллиарда выделялось на каждый регион — тогда было бы интересно.

— Кто должен выстраивать этот диалог с государством, чтобы компенсировать частные затраты? Это же значительные суммы...

— Мне кажется, это должна быть инициатива Минспорта. Нужно собирать людей, которые хотят вкладываться в спорт, с ними прорабатывать, потому что у нас труднее всего — не строить, а получить землю под строительство и провести коммуникации. Если государство будет способствовать выделению земли и подводу коммуникаций — конечно, все вопросы будут решаться быстрее. Но и условия должны быть жесткими: только спорт, никаких перепрофилирований.

— Если говорить об общественных организациях, связанных со спортом, помогают ли они вам в части заполняемости, могут ли они влиять на выбор той или иной площадки? В частности, федерация хоккея?

— Я человек не хоккейный, может, от этого даже легче. Мы сейчас нащупываем точки взаимодействия. «Салават Юлаев» мы вообще не трогаем — это отдельная организация, мы говорим о федерации хоккея РБ. Люди они заинтересованные.

Когда мы входили в этот проект, мы просчитывали потребность в новом льде. На сегодняшний день у нас заполняемость льда почти 80%. К нам пришла ночная хоккейная лига, любительская лига, просто команды тренируются. У нас есть планы сделать хоккей в валенках, проводить интересные турниры. Обратились к нам домохозяйки: хотят организовать свой турнир. Вокруг нас — энергичные люди, которые заинтересованы в развитии хоккея. А какие баталии там проходят — иногда даже «Салавату Юлаеву» по накалу не уступают!

Как-то меня спросили, какие чувства я испытывал, открывая свою ледовую арену. Я ответил: вы знаете, я вообще болельщик со стажем, с 1978 года хожу на игры «Салавата Юлаева», и меня потрясло, когда информатор на моей же арене сказал: «Команда “Салават Юлаев” играет в полном составе». Видеть, как счастливы дети, получая медали, — это высшая награда лично для меня.

Лига домохозяек — это тоже очень интересно. Мы хотим создать такие условия, чтобы они могли общаться, отойти от бытовых проблем, обсудить какие-то свои вопросы. Могут даже против своих мужей сыграть.

— Министр спорта России в мае прошлого года говорил, что нужно задуматься об усилении внебюджетного финансирования и предложил для этих целей создать бюро спортивных инвестиций. В Башкирии вы готовы создать подобный проект или, может быть, возглавить его?

— Надо понять, что это такое. Возглавить или поучаствовать, наверное, можно — мы набрали уже огромный опыт. Было бы интересно всколыхнуть тех людей, которые вкладываются в спорт, а их немало. Может быть, не нужно вкладывать государству миллиарды рублей? Но для этого нужно помочь самим бизнесменам.

У нас работают две гимнастические школы, в них занимаются 600 девчонок. Недавно был чемпионат Башкирии по художественной гимнастике, и только одна из этих школ получила шесть кандидатов в мастера спорта. Я считаю, это тоже большая заслуга. Мы будем думать, чтобы этих детишек развивать дальше. Пусть они занимаются, пусть их берут в хорошие команды, пусть им платят деньги. Когда они встанут на ноги, может быть, в один прекрасный день вспомнят, что когда-то занимались в «Астре – Территории спорта». И это тоже будет для нас наградой.