Основатель клиники NGC-Уфа: медицинский бизнес и технологии будущего
Рынок Башкортостан
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Основатель клиники NGC-Уфа: медицинский бизнес и технологии будущего

Интервью Алсу Назыровой о специфике новой клиники, холистическом подходе и перспективах медицинской генетики.

По итогам 2020 года в России прогнозируется рекордный спрос на платные медицинские услуги. Число приемов в коммерческих клиниках, по данным BusinesStat, вырастет на 3% относительно 2019 года и превысит 202 млн. В Уфе, отмечают аналитики, спрос на частных врачей также побьет прошлогодние показатели. Несмотря на то, что конкуренция в этой сфере достаточно высока, в этом году в республике открылась новая клиника репродукции и гинекологии NGC. Чем мотивировано решение открыть клинику в Уфе, на чем специализируется учреждение и хватит ли пациентов на всех, рассказала основатель клиники Алсу Назырова.

— Алсу Газимовна, насколько частные клиники интересны с точки зрения бизнеса?

— Сейчас многие хотят диверсифицировать свои бизнесы и открывают медицинские учреждения. При правильном подходе это направление может быть достаточно привлекательным. Но рассчитывать на быструю окупаемость, большие доходы и высокую маржинальность в наше время не приходится.

Естественно, инвестор должен понимать, что окупаемость — это достаточно долговременное вложение, и маржинальность может быть 25–30%, но это сложно в наше время, тем более если клиника специализируется на амбулаторных услугах. Когда мы открывали клинику в Уфе, наш инвестор это хорошо понимал.

Репродуктивные технологии — это будущее, в этой сфере сейчас столько нового! Технологии медицинской пренатальной генетики, технологии ЭКО — это интересные и высокотехнологичные инвестиции.

— Росздравнадзор сейчас очень активно проверяет частные клиники. Насколько сложно соответствовать требованиям? Насколько это удорожает бизнес?

— С одной стороны стало, конечно, сложнее. Появилось очень много различных документов, которые регламентируют нашу деятельность. С другой стороны, стало больше прозрачности. У Росздравнадзора есть чек-листы, есть стандарты оснащения кабинетов и оказания медицинских услуг. Да, соблюсти все эти нормы выходит дороже, но в любом случае сейчас эта сфера максимально прозрачная за все время, что я работаю в медицине. Медицинский бизнес — очень сложный, и взаимодействие с различными проверяющими организациями — это одна из таких тяжелых составляющих. Но без них не обойдешься.

— Чем вы отличаетесь от других клиник?

— NGC — это клиника врачей. У нас изначально была команда единомышленников, которые хотели создать новое учреждение в Уфе. Чем мы отличаемся: во-первых, это достаточно большая федеральная сеть, которая специализируется на медицинской генетике и репродуктивном здоровье семейной пары. Можно переносить здоровые эмбрионы, проводить на них генетические исследования. Клиника NGC объединяет эти технологии. Но мы подошли к этому с холистической точки зрения, присоединив психологию к медицинским и научным составляющим. Много лет общаясь с семейными парами, я вижу, что иногда такая помощь им необходима, и если у пациента есть такое желание, мы предоставляем такую возможность.

— Насколько сами врачи сегодня готовы к такому холистическому подходу?

— У нас работают хорошие врачи, которые понимают, что иногда необходимо пригласить психолога, задать вопросы эндокринологу, урологу. Это очень важный момент. У нас, к сожалению, есть проблема недостаточной интеграции в медицине, но как раз в репродуктивных технологиях с этим очень просто. Врач-репродуктолог аккумулирует назначения разных специалистов, плюс есть возможности медицинской генетики и психологии. Вот и холистический подход.

— Насколько это востребовано? Оправдан ли такой подход?

— Мы часто сталкиваемся с различными мифами, в том числе и про ЭКО. Представляете, женщина, которой нужно пойти на лечение в ЭКО-клинику, наслушается разных историй — это очень тяжело психологически. Поэтому порой помощь психолога необходима, чтобы женщине было более комфортно войти в программу. Эта опция предоставляется по желанию. Мы готовы предоставлять его на первом этапе бесплатно, и психолог старается успокоить женщину. Это на самом деле огромная проблема. Люди, наслушавшись всех этих историй, приходят к репродуктологу очень поздно. Поэтому я советую не тянуть. Если в течение года у вас нет беременности при регулярной половой жизни без использования контрацепции — welcome, приходите в специализированные клиники, они смогут вам быстро помочь.

— Из всех новых тенденций — роды в воде, роды дома, помощь доулы и так далее — что годится для России?

— Я поклонница классического акушерства. Мой предыдущий руководитель Марк Аркадьевич Курцер за много лет работы внушил мне эту мысль. Но это не исключает новых тенденций: доула тоже может быть, она же не исключает присутствия врача во время родов. Все это может развиваться, но я не думаю, что мир сойдет с ума настолько, что мы опять будем рожать у повитух. Мы живем в 21 веке, и, наверное, не стоит уже возвращаться в средневековье? Конечно, можно этим всем заниматься, но, пожалуйста, под присмотром врачей.

— Есть устойчивое мнение, что в частной медицине гораздо приятнее и комфортнее для пациентов. Почему вы советуете выбирать частную клинику?

— Это очень комфортно для женщины — всегда быть на связи со своим доктором. Все наши врачи дают пациентам свои мобильные телефоны, им всегда можно позвонить или написать. Согласитесь, это внушает уверенность и спокойствие будущей маме.

Кроме того, у нас шикарное оборудование. У нас стоит прекрасный УЗИ-аппарат экспертного уровня Voluson, который позволяет специалисту оценить состояние плода и исключить пороки развития, а также получить максимально точное изображение плода. Будущая мама сможет рассмотреть малыша и распечатать самое первое качественное фото для детского альбома.

Нам повезло, что мы открылись в самую пандемию: мы установили комфортные и доступные цены, постарались сделать так, чтобы пациентам было удобно. Это внушает больше спокойствия клиентам. В частной клинике комфортнее находиться.

— В республике достаточно хорошо развита сфера акушерства и гинекологии, многие клиники открыли эти направления. Конкуренция довольно высокая, в том числе и среди врачей. Сложно ли было закрыть штат высококвалифицированными кадрами?

— Как я уже говорила, у нас клиника врачей. Я понимаю, что нужно моим коллегам сегодня. У cети NGC среди врачей-репродуктологов настолько высокий имидж, что все понимают, что это немного другой уровень в медицине. Другое оборудование, другие технологии, более широкая линейка медико-генетических исследований. Можно очень долго рассказывать о том, что сейчас есть нового и интересного в этой сфере. Вскоре мы будем приходить к врачу, чтобы избавить своего будущего ребенка от возможных наследственных заболеваний, используя различные методы.

— Слоган вашей клиники — «Медицина будущего». Если заглянуть вперед, скажем, на десять лет: как мы будем рожать в 2030 году?

— К сожалению, вопросы репродуктивного здоровья семьи остаются актуальными — и, возможно, станут еще более актуальными. И я думаю, что эта сфера будет развиваться в сторону медико-генетического исследования эмбрионов, преимплантационной генетической диагностики. Я уверена, что впереди нас ждут великие открытия.